Ермак Тимофеевич – покоритель Сибири
 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ермак Тимофеевич был казачьим атаманом, его называют Национальным героем. Именно он открыл огромную часть нашей страны – Сибирь.

Первая информация о Ермаке относится к 1575 году. На Волге и на Каспийском море появляется атаман под именем Ермачко. Он объединяет вокруг себя беглых крестьян и северных речных разбойников. Численность отряда достигает 7 000 человек.

Происхождение Ермака неизвестно в точности, существует несколько версий. По одному преданию, он был родом с берегов реки Чусовой. Благодаря знаниям местных рек, ходил по Каме, Чусовой и даже переваливал в Азию, по реке Тагил, пока не забрали служить-казачить (Черепановская летопись), по другому — уроженцем Качалинской станицы на Дону (Броневский). В последнее время всё чаще звучит версия о поморском происхождении Ермака (родом «з Двины з Борку»), вероятно имелась ввиду Борецкая волость, центр которой существует по сей день — деревня Борок Виноградовского района Архангельской области.

Существует гипотеза о тюркском (кераитском или сибирском) происхождении Ермака. В пользу этой версии приводят доводы о том, что имя Ермак тюркское и существует до сих пор у татар, башкир и казахов, но произносится как «Ермек» — камень. Кроме того, мужское имя Ермак («Ырмаг») встречается у алан-осетин, широко населявших донские степи вплоть до XV столетия.

Версию о тюркском происхождении Ермака косвенно подтверждает описание его внешности, сохраненное Семеном Ульяновичем Ремезовым в его «Ремезовском летописце» конца XVII века. Согласно С. У. Ремезову, отец которого — казачий сотник Ульян Моисеевич Ремезов — знал лично выживших участников похода Ермака, знаменитый атаман был «вельми мужествен, и человечен, и зрачен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черн брадою, возрастом [то есть ростом] середней, и плоск, и плечист».

Ермак был сначала атаманом одной из многочисленных казацких дружин, на Волге защищавших население от произвола и грабежа со стороны крымских татар. Об этом свидетельствуют донесения, челобитные «старых» казаков, адресованных царю, а именно: Гаврила Ильин писал, что он 20 лет «полевал» (нёс военную службу) с Ермаком в Диком поле, ветеран Гаврила Иванов писал, что служил царю «на поле двадцать лет у Ермака в станице» и в станицах у других атаманов .

Собрав возле себя казаков и таких атаманов как Ивана Кольцо, Якова Михайлова, Никиты Пана, Матвея Мещеряка, Черкаса Александрова и Богдана Брязги, а так же определённое количество средств, Ермак Тимофеевич повел их за собой на земли, принадлежавшие богатейшим уральским промышленникам Строгановым, с целью организации похода за Камень [Урал] на Сибирские земли.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В августе 1577 года отряд Ермака ушел с Волги и разместился на реке Чусовой. Весной следующего года часть отряда в количестве 2 000 человек приступила к обработке целины и осела в этих местах. Сам же Ермак с небольшим отрядом поселился в доме Якова Аникеевича Строганова и подружился с его сыном Максимом и, возможно, в это же время - со старшей сестрой Максима Анной, которой был в то время 21 год.

После смерти Якова Строганова старшим мужчиной в этом роду остался 20-летний Максим, у которого возникли проблемы с дядей, Григорием Аникеевичем Строгановым. Они были связаны с разделом имущества. В конце осени 1577 года Максим привлек отряд Ермака для решения этого вопроса. Как сказано в «Летописце старых лет»: «И Максим Яковлевич Строганов гонился за дядею Григорием Аникиевичем, и ему пособил поимать Ермак».

Осень, зима и весна 1577-78 годов ушли на подготовку экспедиции за Урал и походы на вогулов. Вот как сказано об этом в «Летописи Сибирской краткой Кунгурской»: «А за Камень ходили воевать с вогулами и разбогатели, а хлебом снабжались через Максима Строганова. И 300 человек сходили в поход на вогулов, возвратились с добычей для самих себя и на дорогу в Сибирь, да к тому же приготовили вдоволь лёгких стругов со всем необходимым». То же и у П. С. Икосова, управляющего Строгановых: «Из пришедших с Ермаком много с Сылвенского зимовья бежали и померли, а другие [2 000 человек] на зимовье при реке Сылве жить остались, и это было первым началом Кунгурского поселения».

О весне и лете 1578 года сказано у С. У. Ремезова в «Истории Сибирской» (перевод Е. Дергачёвой-Скоп): «Когда же началось весеннее половодье, то некоторые не пожелали с Ермаком воевать и ранеными назад в Русь возвратились, кто-то на стоянках умер, кто-то в походах погиб. А 1 636 человек, которые остались с Ермаком плыть [по реке] вниз, заготовляли припасы себе на пропитание.

Когда же пришла весна, храбрые казаки… двинулись вниз по Тагилу мая в 1 день и по Туре, разбивая заслоны, до владений первого из князей – Епанчи: где [был] Епанчин, ныне Усениново стоит. И здесь собралось много агарян, и начали бой на многие дни, так как излучина велика: [по ней] ходу 3 дня, - вот в той излучине и бились крепко до выхода [из неё]; и тут казаки одолели.

И воевали всё лето, а 1 августа захватили город Тюмень, тот что Чингида…».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ермак организовал поход на свои средства. Но они заканчивались, ощущался дефицит и боеприпасов. Необходимо было пополнить и численность отряда. Ермак понимал, что своими силами он не справится. Надо было ехать за помощью к царю Ивану Грозному в Москву.

Осенью 1578 года он прибыл в Москву и с помощью начальника над сторожевою и пограничною службою боярина Никиты Романовича Юрьева, деда будущего царя Михаила Федоровича Романова, попал на прием к царю.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



 

 

 

 

 

Иван Грозный принимает решение взять под свою руку поход на российскую окраинную землю, каковой в то время являлась Сибирь. Ермак Тимофеевич получил титул Сибирского воеводы. Ему были выданы знамена - войсковое и три полковых, обещана помощь войсками и самое главное, но самое главное, царь принял решение выделить необходимое вооружение, питание и все то, что было необходимо для похода на иноземного хана Кучума, захватившего власть в Сибири. Обязанность по материальному обеспечению похода возлагалась на Строгановых.

12 июня 1579 года отряд выступил в поход в составе трех полков, во главе которых стояли казачьи атаманы Иван Гроза, Иван Кольцо. Один из полков возглавил Богдан Брязга. О нем информация сохранилась крайне скудная. Впереди отряд ждали малые победы и большое поражение 23 октября 1579 года в бою под Чувашами (рядом с Сибирской столицей).

 

Часть 2

(1579 – август 1582 года)

 

Основной костяк отряда составили крестьяне, осевшие на реке Чусовой в 1578 году. Максим Строганов под расписки выдал вооружение и пропитание на 5 тысяч человек. Организация похода была осуществлена по правилам регулярного войска. В нем состояли полковые писари, трубачи и сурначи, литаврщики и барабанщики, сотники, пятидесятники, десятники, знаменщики да три попа. Впереди отрядов были войсковое, полковые и сотенные знамена.

С мая по октябрь 1579 года отряд Ермака восстанавливал российскую юрисдикцию в Тюменском ханстве, Кондинском и Пелымском княжествах и вошел на территорию Сибирского ханства.

23 октября 1579 года недалеко от сибирской столицы под Чувашевым мысом перед засекой на Иртыше состоялся бой с главными силами Кучума. Отряд Ермака потерпел поражение, потеряв 107 человек. Об этом святейший патриарх Филарет и государь всея Руси царь Михаил Федорович в грамоте от 16 февраля 1621 года первому архиепископу сибирскому Киприану указали по уставу возглашать вечную память воинам Ермака: «23 октября 1579 года ста семи человекам, убитым Кучумом под Чувашами, – вечная память большая…»

До весны 1580 года казаки «…в думах и в походах провели зиму, собирая ясак, а рыбу и мясо на пропитание себе добывая в улусах», а затем ушли на Волгу и Яик.

Отряд разделился. Вольные казаки вспомнили о прежнем своем занятии – разбое на торговых путях, а Ермак в ногайской степи занялся обеспечением царских войск лошадьми.

В жалобе ногайского князя Уруса (Урмагмет­мурзы), поступившей в Москву 8 июля 1581 года, говорилось: «…наперед сего Ермак отогнал с Волги шестьдесят лошадей моих, а летось [в прошлом году, т.е. в 1580] отогнали с Волги тысячу лошадей».

Причем ситуация выглядела достаточно странно, т.к. ногайские ханы были союзниками царя в Ливонской войне и ногайская конница активно принимала участие в сражениях на стороне Москвы. Однако Ермак действовал под видом казачьего вольного атамана, за которого Москва не несла ответственности.

В ответной грамоте на жалобу ногайского князя Уруса Иван Грозный пишет: «А что у тебя казаки волжские Ермак с товарищами отогнали тысячу шестьдесят лошадей да убил твоего человека Батугана и мы того сыскать велели и сыскав тебе о том вперед ведомо учиним со своим послом…»

Летом 1581 года Ермак возглавил казачий отряд на Ливонской войне.

 

 

 

 

 

 

20 июня 1581 года польский король Стефан Баторий из Вильно выступил в третий поход на Русь. Начиная кампанию против Батория, Иван IV отправил через Днепр из Можайска на Оршу полки князя М.П. Катырева­Ростовского и И.М. Бутурлина. Совершив рейд по окрестностям Орши, Могилева, Шилова и других городов, воеводы вернулись обратно. В этом рейде участвовал и казачий отряд под предводительством Ермака Тимофеевича. Об этом сказано в письме летописца польского короля из Могилева пана Стравинского на имя короля Стефана Батория: «Московские люди… пришли под город Вашего королевского величества Могилев во вторник 27 июня (т.е. 1581 года). Начальствовали над этими людьми воеводы: старший Михайло Петрович Кайтеров, 12­ый в сторожевом полку татарском (tatarzim) князь Иван Куланчук(?), Чермикой татарин, тринадцатый Володимер Голович, 14­й Василий Янов, воевода Донских казаков, 15­ый Ермак Тимофеевич, атаман казацкий. С ними было людей: татар, т.е. темниковских, кадомских, касимовских, восмаских, свияжских и чебоксарских, также и москвитян 45 000 стрельцов с Дону и московских 1000 на конях».

То же в письме другого пана – Головчинского Стефану Баторию от 30 июня 1581 года: «…Чтобы отвлечь польские войска от главных русских сил, послали они в налет легкую казачью конницу вместе с татарами на литовские города и села за Днепром. Командовали отрядами Василий Янов и Ермак Тимофеевич».

3 августа 1581 года польские войска направились к крепости Вороноч, а затем на Псков. Передовые отряды Батория появились под Псковом 18 августа 1581 года, а основные силы – неделю спустя.

В результате героической обороны Пскова ситуация в войне изменилась.

Информации об участии Ермака в Ливонской войне после июня 1581 года пока не найдено. В августе во Ржеве готовился отряд из участников Ливонской войны для похода на восток государства, где начались волнения ногайцев и казанских татар, черемисов.

Серьезное положение сложилось в Пермском крае. Как писал Икосов, управляющий Строгановых: «Не много время минуло […] Пелымский Вогульский князец Бехбелей Ахтаков, слыша, что по Чусовой от Ермака чинятся грабительства и обиды Вогуличам и Остякам, не терпя чинимого от Ермака своим землякам разорения и желая за то отомстить, собрал Остяков и Пелымских Вогуличей, не малое число, и, перешед Югорский хребет, нечаянно подошел под Чусовской Строгановых городок и оттоль, учиняя нападение на Сылвенский острожек и прочия села и деревни многие выжег и раззорил, и убивство людям и грабежи учинил…»

Дважды нападал Пелымский князь на строгановские городки в 1581 году – летом и осенью.

От сибирских татар, союзников Москвы, поступила информация, что на следующий, 1582 год сам хан Кучум намерен организовать нападение на Пермский край.

Войск для защиты Пермского края у Москвы не было. Весной 1582 года Строгановы обращаются к Ермаку и через него к вольным волжским казакам под предводительством атаманов Ивана Кольцова (Кольца), Никиты Пана, Якова Михайлова, Матвея Мещеряка, Саввы Болдыря с просьбой прийти на помощь и встать на оборону русских городов.

Казаки откликнулись, тем более у них были старые счеты с Кучумом.

Иван Грозный, в свою очередь, посылает в Пермский край воеводу Воина Оничкова, а Ермаку с казаками указал быть в Усолье Камском и тут оборону держать, а зимой на нартах ходить воевать вместе с пермичами, вятчанами, с войсками идти на пелымского князя.

28 июня 1582 года Ермак Тимофеевич и вольные казаки общей численностью 540 человек прибывают в Чусовские городки. Строгановы встретили их с честью и дали им дары многие, оружие, боеприпасы, еды и питья в изобилии.

Здесь они встретились с войском царевича Алея, старшего сына Кучума, и не позволили завоевать Чусовские городки. Основные силы нападавших ушли на север. Казаки и Строгановы знали от верных сибирских татар, что в Сибирской земле надежных и профессиональных войск не осталось.

 

 

 

 

 

 

 

 

Отборные кучумовские войска завязли в боях в Прикамье. Другого случая для реванша могло больше не представиться. Ермак, Строгановы и вольные казаки решили нарушить указ Ивана Грозного, не пойти на оборону Чердыни, а отправиться в поход на Кучума. Больше всего рисковали братья Строгановы и Ермак Тимофеевич. В случае неудачи их ждало серьезное наказание.

В первой половине августа 1582 года отряд численностью 840 человек уходит в Сибирь. К казакам примкнули 300 профессиональных воинов из государственных пленных, служивших у Строгановых, а также бывших военных, купленных в Средней Азии на работорговых рынках. Среди них были поляки, шведы, литовцы, татары, черкасы (украинцы), русские.

В одной из летописных повестей об этом сказано: «А некоторые пишут, что призвали их с Волги Строгановы и снабдили их припасами, и добротной одеждой, и оружием: пищалями и пушками полковыми, и дали им своих людей, иноземцев и литвы 300 человек».

Организация походов 1579 и 1582 годов обошлась Строгановым в 20 000 рублей. Риск был велик, но результат стоил того.

Дорога в Сибирь была известная, неоднократно пройденная. 9 сентября 1582 года русские под предводительством Ермака в который раз вошли в Сибирскую землю. Но теперь уже на века.

Часть 3

(сентябрь 1582 – октябрь 1585 года)

Биография Ермака до сентября 1582 года ранее историками не исследовалась. Были фрагментарные открытия – не более того. Однако период с момента взятия сибирской столицы до «гибели» Ермака описан в сотнях статей и книг, в десятках диссертаций и монографий. Но реальных результатов в познании событий этого периода нет. Более того, с каждой публикацией последователи разных течений в сибире­ и ермаковедении расходятся все далее друг от друга.

Уважительное отношение ко всем источникам, критический анализ указанных в них обстоятельств и дали возможность восстановить реальную цепь событий. Итак, вот как это было.

Быстро, без боев, казаки прошли по реке Тагил, затем Туре и Тоболу. 26 октября 1582 года они без единой потери взяли Искер. Это удалось благодаря тому, что казаки применили военную хитрость, а местные племена отказались защищать Кучума. Он сам покинул поле боя, не заходя в занятый казаками Искер, и расположился неподалеку, в крепости Абалак.

Ханство Кучума рассыпалось как карточный домик. Сибирские народы с помощью казаков скинули иноземного захватчика. Старшим над местными князьями и князьками был поставлен аттик­мурза – старший мурза Сабанак из древнего рода. Но с Кучумом еще не было покончено. В начале декабря вернулись из похода на Пермский край его главные силы.

Решающий бой с ними произошел 5 декабря 1582 года, в канун празднования памяти казачьего покровителя Николая Чудотворца. Сибирские племена и русское воинство под предводительством Ермака с боем взяли Абалацкую крепость. Кучум с остатками войска ушел за пределы земли в степи Приишимья. В этом бою погибло много сибирских воинов и около 40 казаков.

Ермак и местные правители сделали все для того, чтобы обезопасить территорию от внешних и внутренних угроз. Гражданское управление страной было восстановлено в том виде, в котором существовало до прихода Кучума. Войско Ермака осуществляло охрану и сбор ясака, во внутренние дела оно не вмешивалось.

В декабре 1582 года в Москву был отправлен отряд с атаманом Иваном Кольцовым, сопровождавший большой караван с пушниной. Казаки известили царя об изгнании Кучума и обратились с просьбой направить в Сибирь царское войско с воеводой.

Царь дал согласие и назначил воеводой князя Семена Болховского.

 

 

 

 

 

 

 

7 января 1584 года издан новый указ, в котором были назначены новые сроки похода Болховского в Сибирь.

18 марта 1584 (7092) года скончался царь Иван IV. На престол вступил его слабохарактерный сын Федор Иванович. При нем был создан регентский совет. Используя противоречия между членами совета, фактическим главой государства стал Борис Годунов, яро ненавидевший вольное казачество.

Информация об изменениях в руководстве государства дошла и до Сибири. Вольные атаманы понимали, что существующая здесь вольница долго не продержится. Первым покидает Искер отряд численностью 140 человек под предводительством атамана Никиты Пана.

При этом запускается в оборот легенда, что отряд ушел в низовья Иртыша и там полностью погиб. На самом деле в июне 1584 года в низовья Иртыша ходили казаки под предводительством самого Ермака, и необходимости находиться двум отрядам в одном месте не было. Да и в низовьях Иртыша отсутствовала такая сила, которая могла бы уничтожить опытное казачье войско.

Вслед за отрядом Никиты Пана из Сибири уходит атаман Иван Кольцов с 40 казаками, якобы для того, чтобы помочь союзному татарскому военачальнику Караче, и якобы в татарском лагере отряд был вероломно умерщвлен.

1 ноября 1584 года в Сибирь наконец­то прибывает князь Семен Болховский вместе с воеводами Иваном Киреевым и Иваном Глуховым и с ними стрельцов 300 человек. Они везут казакам жалованье и подарки от царя Федора Ивановича, а также указание Ермаку немедленно прибыть в Москву. Однако атаман посланцев не встречает, а воеводам сказали, что он погиб. С этим известием 21 ноября 1584 года стрелецкий голова Иван Киреев отбывает в Москву.

Князь Семен Болховский вскоре умирает, и место сибирского воеводы занимает Иван Глухов, зазимовавший со стрельцами в Искере, абсолютно не приспособленном для проживания такого количества воинов. Казаки же зимовали в лагере на Карачином острове на реке Тобол.

Вскоре у стрельцов кончились продукты, и они вынуждены были обратиться за помощью к местному населению. В какой форме это происходило, пока можно только догадываться. Известно, что возник конфликт, и 12 марта 1585 года сибирцы плотно осадили Искер. Только 9 мая силами казаков осада была снята. К тому времени практически все стрельцы умерли от голода и холода.

Оставшийся в живых Иван Глухов, а с ним казаков 90 человек ушли по весенней воде вниз по Иртышу, Оби и реке Собь.

Эти события заставляют царское правительство срочно подготовить и отправить в Сибирь большой отряд под командой воеводы Ивана Мансурова.

К августу 1585 года в Сибири осталось около 450 человек – отряды вольных казаков под предводительством Матвея Мащеряка (численностью 150 человек) и Якова Михайлова (численностью 50 человек), а также бывшие военнопленные (250 человек).

Командиры понимали, что дальнейшее их присутствие в Сибири не обязательно: они свою функцию выполнили. Оставалось дождаться каравана бухарских купцов, чтобы произвести обмен пушнины на восточные товары, и отправиться каждому своей дорогой.

 

6 августа 1585 года 300 человек под предводительством атаманов Ермака Тимофеевича и Якова Михайлова отправляются вверх по Иртышу в поисках купеческого каравана. Отряд Матвея Мещеряка ждет его понапрасну до 15 августа, а затем покидает Сибирь, избежав встречи с отрядом Ивана Мансурова.

7 августа отряд Ермака вступил в бой в Епанчинских юртах – первом городке князя Бегиша.

С 9 по 11 августа казаки взяли городки Шамша и Рянчики.

12 августа был короткий бой в Салахе (юрты Салинские).

13 августа отряд прибыл в Каурдак, живущие здесь татары попрятались.

15 августа с боем захватили древнюю крепость, поставленную царем Саргачиком (территория нынешнего Усть­Ишимского района).

16 августа вошли в крепость Тебендя (Усть­Ишимский район).

18 августа «в устье Ишима был бой жестокий, что не только оружием, но и в рукопашную бились кто кого одолеет».

С 21 по 25 августа был бой у крепости Куллары (Тевризский район). «Ее­то Ермак, осадив, не смог взять 5 дней, и оставил, говоря: «Назад­де вернемся, завладеем».

29 августа дошли до крепости Ташатканской (Тевризский район). «А на ту крепость упал камень с небес, величиной с крытый зимний воз, багрового цвета, и от него­де временами исходит холод, дождь и снег».

1 сентября – конечная остановка в крепости в устье реки Шиш. «И видели все, что очень бедны, и не причинили им ущерба».

Со 2 по 11 сентября казаки спустились к устью реки Вагай, поднялись до Агитского городка и, не найдя бухарского каравана, спустились опять к устью Вагая.

12 сентября отряды Ермака и Якова Михайлова разделились. Первый остался в устье Вагая, а второй, численностью 50 человек, спустился по Иртышу до места у Устьтамака, где было закопано добро, взятое в бою в Епанчинских юртах, и там заночевал. Именно на него в ночь с 12 на 13 сентября и напали кучумовские воины.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дело было так. Ермак со своим отрядом шел вдоль Иртыша. Заночевали они у устья реки Вагай. Неожиданно, глубокой ночью, Кучум нападает на казаков и убивает их. Лишь части удалось спастись. Выжившие говорят, что флагманский струг Ермака, вероятнее всего, отчалил от берега последним. Атаман прикрывал отступление своего отряда, пытался подплыть к стругам, но был ранен, упал в воду и утонул в реке. Произошло это, скорее всего, из-за тяжести доспехов (на Ермаке тогда было две кольчуги).

По легенде, тело Ермака вскоре выловил из Иртыша рыбак-татарин. Посмотреть на тело атамана съехалось много знатных мурз, а так же сам Кучум. Татары несколько дней стреляли в тело из луков и пировали. Позже, поделив его имущество, в частности две кольчуги, подаренные царем московским, его захоронили в деревне, которая ныне называется Баишево. Захоронили в почетном месте, но за кладбищем, так как он не был мусульманином. В настоящее время рассматривается вопрос о подлинности захоронения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Гибель Ермака подтвердила, что он был главным двигателем всего предприятия. Когда весть о ней достигла города Сибири, оставшиеся казаки тотчас решили, что без Ермака, при своей малочисленности, не смогут держаться посреди ненадежных туземцев против Сибирских татар. Казаки и московские ратники, в числе не более полутораста человек, немедленно покинули город Сибирь с стрелецким главой Иваном Глуховым и Матвеем Мещеряком, единственным оставшимся из пяти атаманов; дальним северным путем по Иртышу и Оби они отправились обратно за Камень (Уральский хребет). Едва русские очистили Сибирь, как Кучум послал сына Алея занять свой стольный город. Но он недолго здесь удержался. Выше мы видели, что владевший Сибирью князь Тайбугина рода Едигер и брат его Бекбулат погибли в борьбе с Кучумом. Маленький сын Бекбулата, Сейдяк, нашел убежище в Бухаре, вырос там и явился мстителем за отца и дядю. При помощи бухарцев и киргизов, Сейдяк победил Кучума, изгнал Алея из Сибири и сам завладел этим стольным городом.

Татарское царство в Сибири было восстановлено, и завоевание Ермака Тимофеевича казалось утраченным. Но русские уже изведали слабость, разноплеменность этого царства и его естественные богатства; они не замедлили вернуться.

Московское царство отправляло в Сибирь один отряд за другим. Еще не зная о гибели Ермака, московское правительство летом 1585 года послало ему на помощь воеводу Ивана Мансурова с сотней стрельцов и – что особенно важно – с пушкой. На этом походе с ним соединились пошедшие было назад за Урал остатки отрядов Ермака и атаман Мещеряк. Найдя город Сибирь уже занятым татарами, Мансуров проплыл мимо, спустился по Иртышу до впадения в Обь и построил здесь городок для зимовки.

На сей раз дело покорения пошло легче с помощью опыта и по проложенным Ермаком путям. Окрестные остяки попытались взять русский городок, но были отбиты. Тогда они принесли своего главного идола и начали творить ему жертвы, прося помощи против христиан. Русские навели на него свою пушку, и дерево вместе с идолом было разбито в щепы. Остяки в страхе рассеялись. Остяцкий князь Лугуй, который владел шестью городками по Оби, первый из местных владетелей отправился в Москву бить челом, чтобы государь принял его в число своих данников. С ним обошлись ласково и наложили на него дань в семь сороков соболей.

Победы Ермака Тимофеевича не прошли даром. Вслед за Мансуровым прибыли в Сибирскую землю другие воеводы и на реке Туре, на месте старого городка Чингия, построили крепость Тюмень и в ней воздвигли христианский храм. В следующем 1587 году, после прибытия новых подкреплений, голова Данила Чулков отправился из Тюмени далее, спустился по Тоболу до его устья и здесь на берегу Иртыша основал Тобольск; этот город сделался средоточием русских владений в Сибири, благодаря своему выгодному положению в узле сибирских рек. Продолжая дело Ермака Тимофеевича. Сибирь, вопреки опасениям, не была утрачена для русских. Героизм горстки казаков Ермака открыл путь для великого российского расширения на восток – до самого Тихого океана.